Живой журнал Антона Ботева Ботев
?

Log in

Некультурный слой   
08:16pm 10/12/2016
  Культурный слой обычно оставляют некультурные люди, так что правильно его называть некультурный слой  
     рвыфоалд
 
Программистское решение задачи про бесконечную гостиницу и двух постояльцев   
10:04pm 09/12/2016
  Объяснил Малолетнему Л. про полностью занятую бесконечную гостиницу, в которую заселяется новый постоялец. Куда его поселить? Все номера заняты. Ну, классическое решение поселить его в первый номер, постояльца из первого во второй, из второго в третий и так далее. Ага, понятно, говорит Малолетний Л.

А теперь представь, что приехало два постояльца, говорю я. Их можно разместить?

Ну да, говорит Малолетний Л. и дает решение правильное, но не то, что я ожидал: не математическое, а программистское: заселяем первого чувака в первый номер, говорит он, всех переселяем, потом второго чувака снова в первый номер и снова всех переселяем.
 
     роцфшвьырп: 7 рвыфоалд
 
Тратить свою жизнь   
09:45pm 09/12/2016
  Вот еще что: люди, которые курят, хотя понимают, что могут умереть от рака; люди, которые пьют, осознавая, что могут умереть от цирроза; люди, не спящие по ночам; употребляющие наркотики; занимающиеся профессиональным спортом; играющие в компьютерные игры; пишущие в фэйсбук; занимающиеся ерундой — все они подобны той лисе, которая построила избушку ледяную (а у зайца лубяная) и с приходом весны пострадала от любви своей к красоте.  
     роцфшвьырп: 2 рвыфоалд
 
Кафкианский мир как большой дзэнский монастырь   
09:44pm 07/12/2016
  Возвращаясь к повсеместному насаждению дзэна (я сейчас читаю Пирсига, это не его мысли, а мои мысли по поводу): мир Кафки - это, вполне возможно, мир победившего дзэна, как раз такой, о котором я мечтаю. В самом деле, что характерно для обитателей кафкианского мира? То, что они живут в постоянном ощущении, что от них чего-то ожидает какая-то внешняя сила, они явно должны что-то сделать, чтобы умиротворить эту внешнюю силу, иначе будут наказаны. Но что именно они должны сделать, они не знают, и внешняя сила не дает им никаких намеков. Соответственно, обитатели все время делают что-то, оно оказывается неправильным, и сила их наказывает. При этом никому никогда так и не понятно, чего нужно-то, собственно, этой силе.

Не так ли и монахи? Живут в постоянных попытках постичь сущность дзэн, отвечают учителю на его вопросы, и оказывается,что и сорвать цветок неправильно, и не сорвать цветок неправильно, и так и так получишь от учителя палкой по башке. Можно сказать, что дзэнские монахи живут в кафкианском мире - от них ожидается ответ на некий вопрос, но даже как приступить к отвечанию, они не понимают, и их все время наказывают. Если вникнуть, то жизнь их мало чем отличается в психологическом аспекте от жизни господина К.

То ли дело, когда просветлишься! Ты понял правила игры, в кафкианском мире ты уже судья или владелец замка, а в монастыре ты уже сам наставник. Это внешне. Но и внутренне ты испытываешь облегчение, все внутри тебя меняется, и мир преображается.

Так что Кафка, если поразмыслить, в своих произведениях описывает большой дзэнский монастырь. Это просто удивительно, до какой степени все великие писатели в своих великих произведениях говорят об одном и том же.
 
     рвыфоалд
 
Медитация как практика всеобщего образования   
10:21pm 06/12/2016
  Мир не стоит на месте, эволюция движется семимильными шагами, и, надеюсь, совсем скоро дзэн будут преподавать в школах, и на экзамене нужно будет сдавать просветление. Какие перспективы откроются перед человеческом тогда! Под "просветлением" будут понимать другое просветление, следующую, так сказать, ступень, о которой мы, непросветленные, еще не догадываемся.

Ладно, относительно школ я погорячился, не так быстро, посмотрите на латышские школы хотя бы. Но в университетах-то уж, в университетах точно будут. Или в армии, это еще лучше. В некоторых странах нельзя идти в президенты, если не отслужил — здесь, например, тоже нельзя будет идти в президенты, пока не просветлился. И это, кстати, будет во благо миру и, в частности, стране, где такой человек станет президентом, ибо любое деяние Бодхисаттвы ведет к увеличению гармонии Вселенной.

Или, кстати, наоборот (казалось бы; на самом деле то же самое) — хочешь идти в армию, убивать людей — испытай сначала просветление, помедитируй как следует, а потом уже иди и убивай (или в политику).
 
     рвыфоалд
 
Транстихоокеанский   
02:36pm 05/12/2016
  Применил слово сабж  
     рвыфоалд
 
О самоцензуре   
11:46am 05/12/2016
  Один батюшка вдруг начал так истово во всех своих проповедях говорить, что Солнце обращается вокруг Земли, что все могли реагировать на его слова только крайним удивлением. Ну а как иначе, каждому известно, что Солнце обращается вокруг Земли, зачем постоянно твердить о том, что Солнце обращается вокруг Земли. Дошло дело до епископа, потом до архиепископа, потом и до Патриарха — вот, дескать, есть странный батюшка, который во всех проповедях говорит, что Солнце обращается вокруг Земли — но епископ с архиепископом и Патриархом только плечами пожимали. Ну что делать, не ересь же говорит, пусть себе говорит, а человек сам по себе полезный, паству окормляет.

Так прошло довольно много лет, а батюшка все твердил одно и то же — мол, обращается Солнце вокруг Земли, и все тут. Пока однажды не пришло известие, что в загнивающей уже тогда (XVI в.!) Европе появилась новая ересь — это, дескать, наоборот, это Земля обращается вокруг Солнца. Еретика, конечно, потом сожгли, но православное начальство все равно насторожилось и стало искать, нет ли и среди православных батюшек подобной ереси. Еретиков не оказалось, зато вот сразу пришел на ум указанный поп — фанатик вращения Солнца вокруг Земли. Ведь тот, кто с детства дышит, воздуха не замечает, с чего бы ему с пеной у рта доказывать общеизвестное? Решили проверить и его. Стали копать, и, конечно, оказалось, что он давно уже знал об этой ереси, задолго до Коперника, и решил подстраховаться, дабы никто на него не подумал. Ну, ногти, естественно, вырвать пришлось, чтоб сознался.

Расстригли, разумеется.

Вот так человек опередил свое время, и самоцензура ему не помогла. Это была басня про самоцензуру, кстати.
 
     роцфшвьырп: 1 рвыфоалд
 
Парниша и рыба, часть вторая   
09:55pm 02/12/2016
 

Парниша и рыба, ч.2

Парниша: Я выучил, наконец, что если ты улыбаешься или даже смеешься - значит, у меня хорошее настроение. Если хмуришься или даже плачешь - значит, у меня плохое настроение. Свое настроение я способен понять лишь по тебе.
Ты - зеркало.

Рыба молчит.

 
     рвыфоалд
 
Некоторые люди за 10 лет не меняются   
09:04pm 30/11/2016
  Смотрел для фэйсбука, что я писал ровно 10 лет назад (кстати, прикольное), и не удержался, стал листать свой ЖЖ. Клевый он у меня был, я бы подписался. Наткнулся на диалог конца 2006 г. и решил провести эксперимент, с тем же человеком.

Некоторые люди за 10 лет не меняются.

2006 2016
S1 (xx:14) :
я знаю пиво
T2 (xx:15) :
чего-чего?
S1 (xx:15) :
я знаю пиво
T2 (xx:15) :
в смысле?
S1 (xx:15) :
я знаю пиво, в смысле
S1 (xx:15) :
смешно?
T2 (xx:16) :
нет, не очень
S1 (xx:16) :
по-моему, клевая фраза
S1 (xx:16) :
да ладно, по-моему, смешно
T2 (xx:16) :
ну не знаю :-)
может, надо чтобы какое-то было определенное состояние, чтобы она казалось клевой :-)
S1 (xx:17) :
а так:
S1 (xx:17) :
я знаю пиво!
S1 (xx:17) :
так смешнее?
T2 (xx:17) :
да вроде не очень...
S1 (xx:17) :
а как смешнее?
S1 (xx:17) :
может, "я знаю пиво..."
S1 (xx:17) :
я знаю пиво...
T2 (xx:18) :
S1, все равно как-то несмешно
просто непонятно
S1 (xx:18) :
со знаком вопроса вообще не смешно, это понятно...
S1 (xx:18) :
а как смешнее всего, по-твоему?
T2 (xx:18) :
да по-моему более или менее одинаково
я не чувствую этих оттенков, понимаешь?
только ты можешь решить!
S1
я знаю пиво

T2
в смысле?

S1
я знаю пиво

S1
я знаю пиво, в смысле

S1
смешно?

T2
нет

T2
непонятно

S1
по-моему, клевая фраза

S1
да ладно, по-моему, смешно

S1
а так:

S1
я знаю пиво!

T2
да не, всё равно непонятно

S1
а как смешнее?

S1
может, "я знаю пиво..."

T2
да вроде всё одинаково

S1
я знаю пиво...

S1
со знаком вопроса вообще не смешно, это понятно...

S1
а как смешнее всего, по-твоему?

T2
да никак!
T2
ну просто без знаков препинания наверно
 
     роцфшвьырп: 1 рвыфоалд
 
Дедуктивное доказательство бытия Божьего    
11:58pm 29/11/2016
  Герой этой краткой заметки - некий Шерлок Холмс, великий аналитический ум, обладающий блестящими интеллектуальными свойствами, так удачно описанными в своих заметках добрым доктором Ватсоном. В один прекрасный день сей достойный муж вдруг понимает, что все не так. То есть, строго говоря, все так, все как обычно, но реальность, данная ему в ощущениях, ему не нравится. Я имею тут в виду не только войны и диктатуры, конечно, хотя и их тоже, но и обычные бытовые вещи, типа опоздания на автобус, проблем с женой, проблем ребенка в школе, болезни матери, постоянного аврала на работе, несчастного случая с другом, заторов на дороге, общей усталости, плохой погоды и так далее (латыши говорят по-русски "и так дальше" и "так же самое"). В общем, происходит что-то не то, но что именно не то, непонятно, и, даже более того, человеку менее склонному к рефлексии, чем наш Шерлок Холмс, и в голову не пришло бы считать, что что-то не так. Ну, жизнь такая, а жизнь есть жизнь. И Шерлок Холмс по инерции сначала думает так же. И только потом, вдруг, достаточно настрадавшись, под влиянием, возможно, книги сэра Артура Конан-Дойля, прочитанной в детстве и с детства не перечитываемой, или нового знакомства, или просто под воздействием внезапного алкоголя он вспоминает, что он же Шерлок Холмс, чорт его побери. Ты же Шерлок Холмс, чорт тебя (меня) побери, говорит он сам себе, ты должен найти причину! Отчего все так? Не только войны и диктатуры, хотя и они тоже, но и далее по списку. Человек рожден для счастья, а не для этого вот всего. Всему же должно быть логичное объяснение. И вот он включает свой знаменитый дедуктивный метод. И видит, что действительно все неспроста. Что всему есть причина. Всегда всему есть причина. Шерлок Холмс понимает,что причина есть, но даже его могучий аналитический ум не в силах ее определить. Наконец путем крайнего напряжения сил и мозгов он приходит к следующему выводу.

Все получает логичное и красивое объяснение, если допустить существование еще одной, пустой, невидимой, несуществующей личности, заполняющей некую лакуну в мироздании, и вот эта пустая личность действует внутри этой лакуны во вред ему, великому Шерлоку Холмсу! Если бы ее можно было ликвидировать, все его проблемы были бы решены, но как это сделать? Личность-то воображаемая! Но она ведет себя ровно так, как вела бы себя существующая зловредная личность.

Раз так, следует поместить на ее место какую-нибудь настоящую личность и заставить ее действовать так же, как действовала бы пустая личность на её месте. Тем самым пустая личность, заполняющая лакуну, обретет наполнение, то есть и её в свою очередь кто-то заполнит. После этого зловредную личность можно будет ликвидировать, и жизнь наладится.

И Шерлок Холмс натаскивает скромного некогда клерка так, что тот превращается в гения преступного мира Мориарти. Ну что значит натаскивает: он действует незаметно для Мориарти так, что у того появляется иллюзия собственных действий, направленных во вред Холмсу, но на самом деле это Холмс действует во вред себе для того, чтобы Мориарти слился с пустой личностью, и его можно стало уничтожить.

План, как известно, блестяще удался, о чем мы все знаем из записок доброго доктора Ватсона. После инцидента на Рейхенбахском водопаде жизнь у Холмса таки наладилась, и он, мучимый совестью от того, что сначала выпестовал из ничем не повинного клерка ужасного злодея, а потом собственноручно убил его, удалился разводить пчел.

Жизнь-то у Холмса наладилась, но привычка к дедуктивному мышлению осталась. Он стал вдруг задумываться: отчего у него такая жизнь теперь, хорошая, лучше, чем у многих? Оттого ли, что злой заполнитель лакуны, собственный Мориарти, есть у каждого, и не каждый способен его воплотить в жизнь, а потом и убить, или... или... возможно, теперь у него есть собственный добрый доппельгангер, который ему всячески и помогает? Холмс изо всех сил снова стал напрягать свой могучий интеллект, но все тщетно, вотще все. Шерлок Холмс по-настоящему старался, он не спал ночами и сосредотачивался на предмете своего размышления, испытывая не только душевную, но и физическую боль. Испытав, наконец, подобие просветления, он пришел к выводу, что, пожалуй, верно второе (добрый доппельгангер), но не мог найти лакуны, которую бы тот заполнял. Возможно, решил Холмс, никакой лакуны и нет, и данная благая личность имманентно присуща миру. Но всему миру или только миру Холмса? И еще: физически эта личность никак себя не проявляла. То есть: с одной стороны, лакуна должна быть в силу отсутствия физических манифестаций доброго доппельгангера, а с другой стороны, лакуны не было, потому что не было ее наиболее очевидных признаков. Впервые Холмс задал себе загадку, которую не мог решить. Впервые его могучий ум перед кем-то (или чем-то) спасовал.

Так чисто дедуктивным методом Шерлок Холмс приблизился к идее Бога.
 
     роцфшвьырп: 2 рвыфоалд
 
Собаки Иерусалима   
03:16pm 27/11/2016
  В четверг во время поездок на общественном транспорте по городу - в Дзирциемс, потом почти до Саркандаугавы, потом до Кенгарагса, потом домой - прочитал целую книгу, небольшую, 200 страниц в телефоне. Называется "Собаки Иерусалима", перевод с итальянского (сейчас все читаю про Италию), автор, как я сначала думал, некий Фабио Карпи. В этой книге замечательная идея, из тех немногих, о которых я остро жалею, что не сам придумал. Автор в буквальном смысле этих слов сворачивает пространство в спираль: имеется некий итальянский барон ди Калатрава, пацифист и богоскептик, не желающий идти в Крестовый поход, вопреки настояниям церкви. На него все давят, и в итоге договариваются, что он пройдёт расстояние, равное расстоянию до Иерусалима, только вокруг замка - естественно, делая вид, что он проходит Дамаск, Константинополь, не заходя в замок и т.д. - в общем, испытывает все те же трудности, что и настоящие крестоносцы. Он выходит вместе со своим оруженосцем, и даже в разговорах с ним подчёркивает, что они идут в Иерусалим, убеждая его, что между словесным Иерусалимом и настоящим нет никакой разницы, так что говорить про какой-то Иерусалим, что он "настоящий", а другой "не настоящий", нельзя. Он цитирует разных античных философов, так что у бедного оруженосца ломается ум. Ну и в итоге он, конечно, до Иерусалима доходит, но это уже не так интересно. В целом это такой спин-офф дона Кихота, в котором главный герой пацифист, гораздо более здравый, чем окружающие, но выглядящий в их глазах идиотом и заражающий своим безумием простоватого слугу. При чтении возникает мысль о том, как сделать полный перевертыш дон Кихота, где главный герой - единственный, кто НЕ любит рыцарские романы, и как ему приходится жить в окружающем безумном мире и т.д. Земля в полумиле от корабля, но пользы в этом нет, потому что она под водой. Замок в полумиле от крестоносца, но пользы в этом нет, потому что он за морем. Это все увязано с человеческим духом и волей, в общем, довольно сильные ощущения от чтения можно испытать, по-моему.

Но эта красота скорее в глазах смотрящего. Идея, конечно, клевая, но реализована она так себе: ну, коротко, во-первых, а во-вторых, все в настоящем времени, и все как-то скомкано, особенно финал, и не глубоко, можно было гораздо интереснее написать. Но все равно, подумал я, Фабио Карпи клевый, он молодец, нужно посмотреть, что он еще написал. Стал смотреть, и оказалось, что Фабио Карпи хотя и довольно плодовитый сценарист, но в данном случае книга вообще не его, а Луиджи Малербы, и вообще это сценарий телефильма, который показывали в Италии в 1984 г., и Фабио Карпи тут режиссёр. Ну и, получается, все его перечисленные мной недостатки разбиваются о то, что это именно сценарий.

Это вторая вещь Малербы, которая вызывает восхищение. Первая - "Моццикони" - настолько крута, что все ищешь и ищешь что-то то еще настолько же крутое. И все как-то не находишь. При этом он так пишет, что надежды как-то и не теряешь. Размышляя об этой книге, заодно понял, в чем его проблема. Длинные вещи Малербы довольно скучны (и в то же время увлекательны) - все потому, что это человек идеи, во всех его книгах есть какая-то big idea, конструкция в широком смысле слова. И вот он эту идею мусолит и мусолит, так, что она стирается, и ничего уж больше не остается. Это хорошо для кино или для повести, состоящей из новелл (примеры как раз соответственно "Собаки Иерусалима" и "Моццикони", и вообще он довольно известный сценарист), но для нормального большого текста как-то не очень. Малерба - это такой недо-Борхес, Борхес-то понимал свою слабость и ограничивался больше рассказами. Такая слабость есть и у меня, но я ее вовремя понял и отрефлексировал. Несмотря на это, у меня в читалке еще одна или две его книги, которые нужно прочесть до поездки в Италию. Кстати, посоветуйте книги, передающие дух Рима или вот Лечче, например. Вот, разве, "Опрокинутый дом" Трифонова почитать?
 
     роцфшвьырп: 2 рвыфоалд
 
Сказка про горох   
09:45pm 23/11/2016
  В пятницу были на салюте в честь 18 ноября; людей было не протолкнуться. После окончания салюта хотели сесть на трамвай на набережной, чтобы он дошёл до конечной и повёз нас домой; но народу было не протолкнуться, трамвай долго не мог даже подойти к остановке, люди были готовы, казалось, лезть на крышу. Решили пойти через мост, на реке сука ветер, а мост сука длинный, долго шли, в итоге перешли, навстречу было три трамвая. Остановка, которая вела к нам, была переполнена, такси было ждать сорок минут, решили сесть на трамвай, который ехал обратно через реку, потом по набережной, разворачивался и снова через мост шёл в нужном нам направлении. Из всех трамваев, которые шли нам навстречу по мосту, обратно только-только показался первый. Это нас насторожило, но делать все равно было нечего. Когда мы переехали через мост, остановка на набережной, которую осаждали люди, желающие залезть на крышу трамвая, была уже пуста. Далее мы разворачивались и ехали обратно через мост еще примерно час, из трамваев образовалась настоящая пробка. Пришлось вспомнить прошлое и минут сорок рассказывать детям сказки; в основном шлак, но была одна стоящая идея. Вот она.

Баба, по просьбе Таси, сеяла горох, но сказала деду не "Ох", а "Хо", отчего он стал расти не вверх, а вниз, сквозь землю. Баба сеяла его в горшке, и сначала никто не замечал, что горох растёт вниз, удивлялись только, что не растёт. Но когда он пробил подоконник, заметили. Потом он пробил пол, стал расти вниз в подполье. Дед как раз пошёл в подполье погулять, захватив с собой огнестойкий скафандр и противогаз, дай, думает, посижу на горохе. Залез в горох, а он как ускорился и увлек деда с собой под землю. Дед надел противогаз с очками и смотрит, что происходит. Вот крысиные норы какие-то под землёй, вот кроты, а вот чудесные и страшные создания, которые передвигаются в земле как в воде, вот мамонты. В общем, горох все растёт, вот глина, а вот уже и нефть. Доросли до мантии, потом через ядро растут, деду, естественно, пришлось надеть свой скафандр и радоваться, что он его на прогулку взял. Проросли ядро, снова мантия, потом снова все создания, которые он уже видел, корешки деревьев и кустарников, а потом и трав, все вниз головой, правда, потому что на другой стороне Земли. Вырос на поверхность и давай дальше расти, в небо, на глазах изумлённых антиподов. Так пророс через облака, растёт дальше в космос. Он уже огромный стал, дед залез в стручок, как в космический корабль, радуется, что так удачно на прогулку в подполье противогаз и скафандр прихватил. И так очень долго рос в космическом пространстве, стал картофель растить и горох, чтоб с голоду не помереть, они его и кислородом обеспечивали. И вот, летя в космическом пространстве, стал скучать по бабке и думать, как бы к ней вернуться. Думал-думал, и придумал. Посадил снова горох и сказал "Хо", горох и стал расти в обратную сторону. Сначала медленно рос, потом старик на него забрался, горох быстрее расти стал, снова увеличился, старик забрался в стручок, как в космический корабль, и ждёт. Долго ли, коротко ли, стручок разогнался и пробил первый стручок, на котором дед в космос улетел. Оказался он снова в открытом космосе, только внутри одного стручка, а не двух, в стручке окошки провертел и смотрит на землю, ждёт, когда же до земли долетит. Но от земли он все ещё удалялся, потому что первый горох так разогнался, что от Земли рос быстрее, чем второй к Земле. Никак не попасть деду к бабе! Что же делать? Дед думал-думал, и придумал. Посадил внутри второго стручка горох, и сказал уже правильно, "Ох", потому что гороху нужно было расти в правильном направлении. Ну, он тоже начал расти к Земле, на втором горохе, который тоже рос к Земле, и вместе они одолели первый горох, который рос от Земли. Так дед и вернулся на землю, к своей бабке.

А весь космос пронизан был горохами.
 
     рвыфоалд
 
They sentenced me to twenty years of freedom   
08:39pm 21/11/2016
 
to L. Cohen

Присяжные удалились, вернулись и вынесли вердикт: виновен. Судья огласил приговор.

— Двадцать лет!

— Будем обжаловать, ваша честь! — дрожащим голосом сказал молоденький адвокат. Это было его первое дело.

Мать завыла в голос, отец вытер скупую мужскую слезу. Сестра упала в обморок. Девяностолетний дед утешающе прошамкал:
— Двадцать лет — ну, это немного. Быстро пройдут.

Меня окружили друзья. Со всех сторон раздавалось:

— Держись, чувак!
— Может, амнистия выйдет!..
— Буду верна тебе! Буду ждать!
— Мы этого гада запомнили, будь спок.
— Ничего не решено ведь, братцы!.
— Хоть нагляжусь на тебя напоследок.
— Мы еще на твоей свадьбе погуляем!

Двадцать лет! Не поминайте лихом, друзья. Подумать только, двадцать лет. Двери тюрьмы с лязгом захлопнулись за мной, и, сколько я ни стучал, сколько ни колотился, демонстративно не открывались.

Меня приговорили к двадцати годам свободы.
 
     рвыфоалд
 
О западной бездуховности   
11:12pm 11/11/2016
  Вот про западную бездуховность. В берлинском аэропорту видел в туалете человека арабской или турецкой внешности, который стоял перед писсуаром и мочился — что неудивительно — но при этом штаны его были спущены не как у всех, спереди, но еще и сзади, полностью открывая всю жопу. Попробывал бы он сделать это в мичети.  
     роцфшвьырп: 1 рвыфоалд
 
Дети предназначения   
11:05pm 11/11/2016
  Малолетняя С. случайно кинула малолетней Т. в глаз шариком. Малолетняя Т. стала на неё ругаться, а малолетняя С. стала оправдываться. Поднялся шум.

Прибежала бабушка и стала говорить, ну что ты, Т., ты тоже, бывает, С. обижаешь, не специально же, прости её.

Малолетняя Т. подумала и говорит малолетней С.:

— Хорошо, прощу. Только ты за это, когда вырастешь, отдашь мне свою дочь.

Бабушка удивляется:

— Зачем тебе её дочь?

— Ну, чтоб две было.

— Ну смотри, у меня две дочки, у мамы две дочки, а ты не сможешь, что ли?

Малолетняя Т. опять призадумалась, а малолетняя С. довольно быстро сообразила и сделала ей такое предложение:

- Я тебе лучше сына отдам.
 
     роцфшвьырп: 1 рвыфоалд
 
Чистота в Сингапуре   
11:02pm 11/11/2016
  Возьмем, к примеру, Россию. Если уронить на улице яблоко или колбасу, то потом только мыть или выкидывать, такой там грязный асфальт — и все лично из-за Путина, кстати.

Не то в Сингапуре! В Сингапуре на улицах, говорят, такая чистота, что если уронить на улице яблоко или колбасу, то они от этого еще только чище становятся. Там так, кстати, яблоки и моют — просто кидают их на асфальт, поднимают — и готово, можно есть. Не только яблоки, конечно (рыбу еще и зелень для салата), но яблоки — в основном. И немедленно съедают.

И руки так моют, и одежду стирают.
 
     роцфшвьырп: 5 рвыфоалд
 
Перемещение по пространству прибора для измерения времени // Sophelikoptern (Sweden, 2015)   
09:22pm 31/10/2016
  Неделю назад посмотрел на рижском МКФ фильм «Мусорный вертолет», или, как его тут называют, Atkritumu helikopters.

Это отличный фильм. Я бы ему, пожалуй, поставил четыре звезды из пяти, если б продолжал писать рецензий на сайт ekranka.ru. Но сайт ekranka.ru, увы, мертв, и я давно не писал «рецек», попробую все-таки описать фильм, так он меня вштырил.

Содержательно — это роуд-муви. Три чувака едут через всю Швецию (роуд-муви часто замахивается на большие расстояния: через всю Америку, вдоль всей границы Западной и Восточной Германий) отдать часы старой бабушке. Старая бабушка целый год ждет часы из мастерской, где, в свою очередь, ждут запчастей. Часы идут, но не бьют, как и большинство кинокритиков, которые зачастую тоже идут, но не бьют.

Фильм начинается с трехминутного кадра, в течение которого сначала показывают вертолетную площадку, потом через нее пробегают последовательно лось, лосиха и лосенок, потом появляется тень вертолета, нарастает звук, видно, как гнутся кустарники и трава от набегающего воздуха, а потом сверху на эту площадку падает контейнер с мусором. А, ну и начальные титры. Ну все, думает кинокритик, начинается типичный Бела Тарр.

Потом показывают, тоже очень долго, как эта старуха лежит на кровати, поднимается, повинуясь своему какому-то внутреннему сигналу, долго смотрит на стену, вернее, на пятно от часов на выцветших обоях (тень, оставленная временем), потом поднимает трубку телефона и говорит. Старуха, вначале, по крайней мере, играет так, что я, кое-как год проходивший на театральные курсы, сыграл бы лучше.

Про этот кадр следует написать еще два этапа эволюции критического осознавания фильма:

1) на нем кинокритик начинает замечать, что это второй подряд (из двух подряд) длинный кадр, в котором камера полностью, совершенно и абсолютно неподвижна. Создается такое ощущение, что кинематографический оператор очень долго выстраивал кадр, выстроил, режиссер сказал актерам, как внутри этого кадра двигаться, а оператор, поставив камеру, пошел покурить. Хронометраж кадров как раз соответствует этому предположению. Все кадры, поскольку они умно и тщательно выстроены, ужасно красивые, и, будучи неподвижными, напоминают некие открытки, или «живые картинки». Камера закреплена неподвижно во всех кадрах, за исключением пары кадров, когда она поворачивается в горизонтальной плоскости, показывая панорамную живую картинку, и еще в двух кадрах камера как-то двигается и не показывает никакой живой картинки, ни обычной, ни панорамной.

2) на нем кинокритик ловит себя на странном ощущении: пока старушка не взглянула на тень времени на стене, его не замечаешь и сам (СЛАДКАЯ N, впрочем, заметила). Такое встречается в фильме несколько раз: пока действие не фокусируется на каком-то элементе, ты этого элемента просто не видишь. С этой точки зрения смело уподоблю кинокритика лягушке, которая не видит неподвижных объектов (а подвижные, наоборот, видит). Кино это искусство движущихся объектов, искусство видения неподвижных не входит в компетенцию кинокритика, окей?!

Ладно, заканчиваем разбор второго кадра, переходим к третьему. Стоп! не переходим. Задержимся на межкадровом затемнении. Оно здесь, как и во всем фильме, длится, наверно, на секунду дольше, чем в обычном каком-нибудь фильме, что добавляет к хронометражу фильма, думаю, около трех минут. Три минуты зритель сидит в темноте!

Я написал уже более трех тысяч знаков, включая пробелы, почти пятьсот слов, но не добрался даже до третьего кадра. Это никуда не годится. Поэтому хватит описывать кадры, нужно описывать концепцию.

Как, наверно, уже понятно из этого описания двух с половиной кадров, фильм довольно медленный. Но это поначалу, потом он немного ускоряется, хотя все равно остается медленным. Он очень смешной, по многим причинам, я не буду обо всех говорить, но вот, в частности, тут много смешных диалогов, почти тарантиновских, но с северным колоритом. Под почти тарантиновскими диалогами подразумеваются обстоятельные разговоры на тривиальные темы (чисто тарантиновские должны содержать также ругательства). Одним из костылей для начинающего писателя почти тарантиновских диалогов является совместное разгадывание кроссвордов. Можно придумать много абсурдных диалогов. Так вот, здесь много разгадывания кроссвордов, очень хорошие почти тарантиновские диалоги, только медленные и бесстрастные.

Фильм вообще идеально ложится в тренд медленного кино, популярный как раз на Скандинавском полуострове. Сетап, выполненный в манере живых картинок, реально длинный, можно повесить много ружей, но все они в итоге стреляют. Последний coup de gras, кстати, даже лишний.

Играют все актеры примерно как та старуха, но как-то уже и не обращаешь на это внимания в силу общей абсурдности всего, что с ними происходит. Ну, они там сбивают теленка, присутствуют на празднике вывода скота, обсуждают стихи, попадают в заложники, устраивают автогонки (они же цыгане) и так далее, при этом ни на минуту не меняя выражения лица. И когда они в итоге приезжают к своей бабушке, та уже не выглядит старушкой из любительского театра. В ее лице появляются благородные глубины, и старушка уже похожа на старую Энн Сэвидж из «Моего Виннипега» Гая Мэддина (каковой Гай Мэддин присутствовал на Рижском МКФ не только новым художественным фильмом, но и героем документального фильма).

Вообще на «Мой Виннипег» похоже тремя вещами: 1) указанной старушкой и вообще последними кадрами фильма; 2) указанным сбитым теленком vs сбитого лося у Мэддина; 3) ч/б гаммой. А в целом, несмотря на явные заимствования, не похоже, это, как я сказал, представитель медленного скандинавского кино.

Наконец, можно сказать — очень глубокая мысль авторства Сладкой N. — что фильм также демонстрирует нам единство синхронии и диахронии. Роуд-муви, как ему полагается по жанру, фильм диахронический и диатопический — показывает зрителю (и любому желающему), как меняется ситуация с течением времени и с преодолением пространства. Вместе с тем, будучи набором живых, но все же в неподвижных рамках, картинок, он являет собой набор маленьких синхроний и синтопий — с уместным допущением, но все-таки — каждый кадр есть единство места и времени, место просто неподвижно (см. пункты 1 и 2 этого текста), а время меняется в каких-то коротких пределах. Это можно представить, как слои пространства-времени, нанизанные на мировую линию. Так устроена жизнь, и так устроено кино (как модель жизни), и на примере этого фильма это можно увидеть наглядно.

Не случайно нам весь фильм показывают путешествие часов — да, да, ΕὕΡΗΚΑ! — на самом деле это фильм про путешествие часов, а не про путешествие людей. Непонятно, как я только мог в начале рецензии сказать, что это путешествие не часов, а цыган. Поистине, фильм еще глубже, чем я о нем думал.
 
     рвыфоалд
 
лиственная сосна   
10:12pm 08/10/2016
  На лужайке около художественного музея наблюдал странное явление: трава под елью вся усыпана кленовыми листьями.  
     роцфшвьырп: 2 рвыфоалд
 
Принцесса Анна, сестра принцессы Эльзы   
06:59pm 19/07/2016
  — Жалко, что ты больше не моя сестра... — говорит Соня.
— Почему это я не твоя сестра?
— Потому что у всех Эльз сестры Анны...
— Я не Анна!
— А я принцесса Эльза... Поэтому ты не моя сестра.
— А я... А я уже Анна!
— Ура! Ты снова моя сестра!
— Ура!
 
     рвыфоалд
 
Кит-зомби Уолли   
12:28am 19/07/2016
  А вот еще какая удивительная история произошла в Калифорнии. 30 июня этого года на пляж Доквейлер в Лос-Анджелесе выбросило мертвого кита. Это оказался не кто-нибудь, а кит Уолли, который год назад испытал свои пятнадцать минут славы, потому что его показали на ютьюбе — он там выпускал фонтан, в котором играла радуга.

Ну ок, выбросило так выбросило. Местные власти отбуксировали его в океан, чтобы он там спокойно биоразлагался — шел на корм акулам, например.

Уолли, однако, превратился в кита-зомби — видимо, слава среди людей не давала ему покоя, и он выбросился снова — на пляж Сан-Педро.

Власти снова отбуксировали его биоразлагаться в океан, и рыбаки даже видели, как его стали есть акулы — но Уолли как-то отбился от них и выбросился теперь на Ньюпортский пляж.

Власти снова отправили его биоразлагаться в океан, но Уолли не собирался делать это не в одиночестве и поплыл на Дана-Пойнт, где его перехватил береговой патруль и снова отправил биоразлагаться в море.

Но Уолли не думал останавливаться и выбросился на пляже Сан-Клементе. Его выгнали и оттуда.

Но не таков старина Уолли! Он выждал момент и выбросился на пляже Грандвью, что в Энцинитас. Там его попытались столкнуть в море бульдозерами, но от его веса у бульдозера лопнули шины.
Наконец, 17 июля, в воскресенье, власти разрешили расчленить бедного Уолли, вывезти его на полигон в Сан-Диего и уничтожить.

Я считаю Уолли безусловным победителем в этой битве.
 
     рвыфоалд
 
Феномен Баадера-Майнхоф и просветление   
12:00am 19/07/2016
  Феномен Баадера-Майнхоф состоит, напомню, в том, что редкие события ходят парами: например, за полтора года в Риге я ни разу не видел полицейских на велосипедах, а сегодня во время одной поездки на троллейбусе увидел сразу четверых; вряд ли именно сегодня все полицейские Риги пересели на велосипеды.

Феномен Баадера-Майнхоф второго порядка, или метафеномен Баадера-Майнхоф, состоит в том, что мысль, которая будет сформулирована ниже, я сформулировал еще вчера, а сегодняшние полицейские снова настоятельно потребовали записать ее.

Мысль состоит в том, что все важные осознанные события в жизни, разного порядка важности (например, просветление, счастливый брак, смена работы, рождение детей, покупка автомобиля, переезд, самоубийство) происходят своевременно (но это не новость) и — главное — имеют ровно ту же самую природу, что и феномен Баадера-Майнхоф.

Как там, так и там важное происходит именно тогда, когда ты готов к его восприятию. Полицейские катаются мимо тебя на велосипеде со свистом — но ты замечаешь второго только тогда, когда заметил первого и запомнил его. Просветление наступает только тогда, когда ты к нему готов. Если ты не думал написать о феномене Баадера-Майнхоф, никакое количество полицейских на велосипедах не сподвигнут тебя это сделать.

По этой же причине с писателем ВСЕГДА происходит то, о чем он пишет в своей книге (часто даже после того, как он ее написал). По этому же принципу работает магия, которая (как вообще магическое сознание) основывается на подобии — всяческие призыватели дождя и пр. По этому же принципу работают и предсказатели — КАЖДЫЙ гороскоп верен для каждого пациента, каждый прогноз, если он не содержит однозначно проверяемого события, сбывается.
 
     рвыфоалд
 
Одиночество молодого человека среди старичков   
12:20pm 14/07/2016
  Все меньше остается людей, которых можно напугать, притаившись, предположим, в темноте возле туалета и издав резкий звук в то время, как он оттуда выходит. Давно знакомые женщины пугаются и долго не могут прийти в себя, давно знакомые мужчины сменили статус, место пребывания либо нормы поведения ("повзрослели"), недавно знакомые мужчины и женщины не поймут изначально, здесь это как-то не принято. Все меньше с кем можно вести себя свободно. Не на кого запрыгнуть сзади с комическом птичьим криком "фааак ю, фааак ю". Не с кем дружески потолкаться. С течением времени I am все более expected Вести Себя Солидно, не драться на футболе, не пугать людей, не говорить Фраз, Которые Могут Быть Поняты Превратно, не размахивать руками, не кричать, не бить лампочек, не дурачиться, не причинять никому беспокойств. Напиваться при этом позволено. Возможно, люди и напиваются потому, что в пьяном состоянии легально вести себя как школьник. От этого, возможно, и "седина в бороду — бес в ребро". От меня социально ожидают, чтобы я стал старичком, вернее, уже видят меня старичком. Это все немножечко грустно, не так ли.  
     роцфшвьырп: 1 рвыфоалд
 
(Untitled), 2009, by Jonathan Parker   
12:30am 12/07/2016
  Друзья, посмотрел в выходные фильм, и он так меня вштырил, что я решил немного написать, так называемую рецензию, чтоб и вы тоже о нем узнали.

Это фильм 2009 г. про так сказать современное искусство — формально современное тому времени, но в какой-то степени он справедлив и для будущего, 2018 г., так же, как и для прошлого, 1982 г. — т.е. в какой-то степени, вечен, если считать вечностью то, что считается вечностью в наше клиповое время, когда вчера ты сочувствуешь Павленскому, а сегодня переживаешь по поводу выхода Британии из Евросоюза, но тут же забываешь про него, потому что арестовали кировского губернатора, а до этого уже забыл про смерть множества детей в Карелии, а до того еще про самоубийства, а потом флэшмоб #янебоюсьсказать, но и про него все забыли, потому что Португалия неправедно прошла в финал, обыграв Уэльс, который, в свою очередь, обыграл кого-то там еще, но мы не помним кого, потому что следили за Исландией, которую отчего-то называем викингами, а про Уэльс помним в связи с его выигрышем у сборной России, игроки которой Смолов и Кокорин, в свою очередь, то ли заказывали, то ли не заказывали 500 бутылок шампанского по 500 Евро (пишу это слово с уважением) на Лазурном Берегу, — где уж тут упомнишь Павленского, старого героя дня, которого бывший шахматист у интеллектуал Гарри "Каспаров" лишил премии Вацлава Гавела за то, что он, сука такой, решил отдать ее на адвокатов Приморским партизанам, которых вообще никто не помнит и давно ими не интересуется — в общем, в наше непростое время это фильм о вечном, то есть об искусстве.

Искусство, показанное в фильме, как я только что со всеми оговорками сформулировал, вечно. Помимо того, что оно вечно, оно актуально — по сценарию, оно отображает жизнь (иногда даже смерть) современных галериста, музыканта, художника, скульптора и т.д. Отображает иногда, возможно, чересчур комично, но это в каком-то смысле жестокий реализм: актуальные творцы современного искусства почти поголовно комичны, их комичность разбавлена по отношению к фильму, и данная кенокартина, как карикатура, шарж, выпячивает то смешное, что в них (нас) есть, и показывает в преувеличенном свете.

Фильм полезен в том смысле, что, видимо, для того, чтобы создать хоть что-то достойное, необходимо относиться к себе серьезно — а я по себе знаю, что с молодости, когда начинаешь что-то писать, вообще как-то творить — начинаешь стелить себе соломку, типа, да это же все несерьезно, необходимо относиться к себе с иронией и т.д. Нефига! От этого, кстати, от этой неуверенности в себе в молодости так нравится постмодернизм, вот эта вот ирония к себе, вот это вот все.

Нефига! Для того, чтоб сделать что-то действительно хорошее, необходимо поверить, что ты занимаешься не фигней, что ты делаешь важное и серьезное дело, и что ты действительно чего-то стоишь или хотя бы будешь стоить (в буквальном смысле тоже). Рассматриваемый фильм как раз частично об этих метаниях, но самые смешные герои настолько гротескны, что себя с ними не олицетворяешь (но такие, скорее всего, существуют). Главные персонажи при этом вполне человечны, испытывают те же самые метания, но на фоне преувеличенных второстепенных выглядят людьми, и вот их уже воспринимаешь серьезно, и даже ассоциируешь. Это очень мастерски сделано, только что понял, пока писал, несколько слоев об одном и том же — при этом один слой смешной, второй несколько трагичный, короче, одна и та же линия, повторяющаяся минимум два раза, прямо хоть в учебник Джона Траби вставляй.

Вышеописанное можно применить к самому фильму. Название у него как бы тоже постмодернистское и с иронией, ("(Untitled)", т.е. "(Без названия)"), и иронии тут полно, т.е. как бы сам фильм и опровергает предыдущий абзац. Ну, фиг знает, в чем тут дело, формально, может, и так, но, сдается мне, ирония у авторов тут не к себе, а вообще просто прием, и то, что сюжет написан профессионально и по лекалам Траби, говорит мне о том, что нет, уверенности в себе тут у авторов хватает, и к делу она подошли серьезно.

Наверно, я не понял половины отсылок фильма, там наверняка у всех есть реальные прототипы. В разглагольствованиях одного из них я узнал только Кандинского, и то случайно, наверно, не предполагалось, что зритель его знает. Множество примеров современного искусства, экспонатов, если не существовавших на самом деле, то точно возможных, отличные идеи. Фильм с киноманской точки зрения для меня оказался примерно как "Выход через сувернирную лавку" Бэнкси встречает "Жизнь в забвении" Тома ДиЧилло.

Понятно, что, поскольку предметы искусства в основном статичны, никаких суперкрутых и красивых кадров подобрать не смогу, и не буду в интернетах искать, хотя там можно подобрать немного, в основном скульптур чувака, которого играет Винни Джонс, футболист-костолом из "Уимблдона". Но юмор здесь немного более высокого порядка, чем поржать над современными художниками, совсем не в видеоряде дело, я бы назвал его утонченным, наверно, да, впрочем, так и назову, не боясь показаться смешным, без иронии.

В общем, хай класс, рекомендую.
 
     рвыфоалд
 
Как я уронил арлекина Максима   
02:03am 03/07/2016
 

РАЗБУДИЛ В СЕБЕ ЗВЕРЯ: на три недели возвращался в Москву, устал от насыщенности тамошней жизни. Много было мероприятий, хотя и меньше, чем запланировано, но зверь во мне пробудился на футболе, и о том будет моя психотерапевтическая повесть, окажущаяся несколько более долгой, чем предполагалось.

В Риге, как уже указывалось в фэйсбучике, играть в футбол не с кем, приходится пробавляться гладким бегом, хотя вот сегодня, например, в семь часов вечера обнаружил на поле при немецкой гимназии подозрительных личностей, играющих в футбол — удивительно даже технично, но, кажется, довольно медленно, и не было слышно ни мата, ни криков "Красава", обычных для таких матчей; прибавьте к тому, что говорили по-русски, играли при этом в большом количестве среднеазиаты и, кажется, пара людей так сказать кавказской национальности — ни тех, ни особенно других в обычной жизни я тут не вижу. Все хорошо, но я был в сандальках, со мной гуляли две малолетние девочки, которых нужно было вести домой кормить, по пути они схватили палки, за нами следовала какая-то умильная старуха — все против меня. Наиболее против меня было то, что игроки в футбол перед собственно футболом разминались игрою в триста, пропинывая пендели с одиннадцатиметровой отметки — несолидно.

В Москве я форсировал форму, играя в ночь на воскресенье под проливным дождем, презрев, а вернее сказать, забыв о концерте ПиДжей Харви, зато выжав после игры из футболки около литра влаги, и это, как вы понимаете, был не только пот, а потом играя утром воскресенья два часа под палящим солнцем, пройдя менее чем за сутки огонь, воду и медные трубы, но, тем не менее, обретя былую форму, почти обретя, потому что все-таки скорость ног уже не та, и мне случалось наступать оппонентам на пятки, случайно попадать в ноги и проч. — всего этого за мной раньше не водилось, но все-таки, поймите, два года без футбола!

Коллеги мои привыкли к моим футбольным перформансам и были несколько разочарованы моими первыми двумя играми против извечных соперников, носящими прозвище "арлекины" — а арлекины эти не так уж и хорошо и чисто играют, как-то: бьют по ногам, наступают на пятки и проч. Самый адекватный и нормальный чувак у них называется Максим. В день третьей с ними игры, когда я как раз набрал форму, арлекины, видимо, что-то почуяв, не явились, делегировав вместо себя всего лишь Максима.

Суть да дело, с этим Максимом я и схлестнулся. После какого-то стыка, когда я, видимо, наступил ему на пятку, но по правилам, поскольку был на мяче, и он сам подставил под меня эту пятку, он закричал, что нарушение! надо остановить игру! и все остановились, а я, чувствуя свою правоту, добежал до вражеских ворот и забил гол, причем вратарь пытался сопротивляться, гол был честный. Гол был честный, но его не засчитали! Я, конечно, тут же упал на прекрасный газон Таганского парка, как будто бы созданный для таких случаев, и стал кататься по искусственной траве, изображая моральные качества Максима, но был, видимо, не совсем убедителен, несмотря на то, что закончил совсем недавно актерские курсы и даже был зван без экзаменов поступать в Ярославское театральное училище!

В общем, я завелся, и в следующей атаке встретил Максима так, что он улетел и упал по-настоящему; так, наверно, посылают в нокаут боксеры других боксеров, менее удачливых. Наверно, это должно быть стыдно — но мне понравилось, я почувствовал, так сказать, кровь, и во мне как раз и проснулся обещанный в начале сией повести ЗВЕРЬ. Максим, вскочив, стал размахивать кулаками, а я встал в стойку и из-за нее стал обзывать его нехорошими словами, как-то: пиздливый пиздюк, хуй пиздливый и так далее. Нас растащили, причем отчего-то думали, что драться хотел я — а я был удовлетворен; конечно, встретил я его очень грязно, но в конце-то концов — я два года не играл, нельзя у человека бесчестно отнимать честно забитый гол, — и он так красиво летел, это оказалось очень легко — встретить человека в корпус и уронить без травмы, и так это оказалось клево — вы себе не представляете. Я был как домашняя собака, впервые почувствовавшая кровь. Конечно, конечно, я не стал с ним драться, а прорывался я к нему для того, чтоб пожать руку — и добился своего, пожал ему с удовольствием руку, что было воспринято ко всеобщему удовлетворению как знак примирения. Но я просто был ему благодарен за то, что он так клево упал, я простил ему даже незабитый гол.

Обсуждая этот эпизод через несколько дней, коллеги обвинили меня в несолидности — ладно бы Вова это сделал, или я, говорили они, но ты-то! Человек с маленькими детьми, несолидно, фу (подразумевая, видимо, имплицитно, мой возраст, не мальчика, конечно). Но как-то, я почувствовал, мне удалось их удивить.

Несолидно — это жопу подставлять, когда в триста проиграл, вот что такое несолидно, вот единственное, что я могу на это ответить.

Это была последняя игра моей гастроли, и я передал арлекину Максиму извинения через моих более солидных коллег.

 
     рвыфоалд
 
Отец Гондоний   
03:37pm 02/06/2016
  Неоднократно просил Сладкую N называть меня Отцом Мельдонием. В результате она теперь называет меня Отцом Гондонием.  
     рвыфоалд
 
мусор бы надо вынести   
03:35pm 02/06/2016
  пахнет то ли гнилостно то ли крысиным ядом
мусор бы надо вынести вынести мусор надо
в прихожей пахнет капустой из чьей-то несвежей пасти
если вынести мусор сразу наступит счастье
в отдельно взятой квартире а вне добавится ада
мусор бы надо вынести вынести мусор надо
 
     роцфшвьырп: 5 рвыфоалд
 
Наперстки   
05:35pm 24/05/2016
  Предположим, имеются два близнеца, Янис и Юрис — помимо того, что близнецы, правительственные агенты и сотрудники спецслужб. Сотрудники спецслужб — все сплошь очень подозрительные чуваки, и поэтому, когда Янису с Юрисом нужно провести секретные переговоры, они делают это в пустой комнате и голыми. Янис с Юрисом говорят друг с другом свободно, но посторонние их разговоров слышать не должны. Даже факт того, что у них есть секретная тема для разговора, уже тайна. Никто не должен об этом знать, враги, кругом враги. Особенно Марис из русской разведки.

Янис по телефону извещает Юриса, что задержится примерно на минуту или две. Юрис входит в пустую комнату, раздевается, ждет Яниса. Через минуту Янис приходит, тоже раздевается, и они начинают с Юрисом светскую болтовню, разговор о погоде с целью убедиться, что их никто не подслушивает, и постепенно перейти к секретным переговорам. Хотя и глупо говорить о погоде в такой момент, когда они только что вернулись с улицы, где ограбили банк. Но положение обязывает.

Вдруг раздается стук в дверь. Янис с Юрисом, не желая, естественно, показать, что у них есть от прочих обитателей, крестьян и рыбаков, какие-то тайны, открывают дверь, и видят... кого? Янис думает, что видит Юриса, а Юрис — что видит Яниса, потому что в комнату входит третий близнец, совершенно неотличимый ни от Юриса, ни от Яниса. Однако есть известный факт, который состоит в том, что мама родила только их двоих, Юриса и Яниса, и возможность существования третьего брата (которого могли бы звать, например, Марис) исключена. Да пришедший и не собирается делать вид, будто он третий брат Марис, а, раздевшись, говорит, что он Янис, который выходил на минутку в туалет, вернулся, и теперь (многозначительно) желает поговорить о погоде. Но кто же из вас Юрис, спрашивает он.

Юрис автоматически говорит "я" и прикусывает язык, но уже поздно: теперь самозванец знает, кто Юрис, а кто Янис, — в отличие от самого Юриса, который, будучи порывистым человеком (как можно понять из предыдущей строки), сначала решил, что Янис — это тот, кто вошел первым, а потом понял, что точно такие же права может предъявить и второй. Похвалив себя за отсутствие поспешных решений, Юрис начинает расспрашивать обоих претендентов на роль Яниса, желая выяснить подробности семейной биографии, тайны, которые известны только близнецам и проч. Однако самозванец, кто бы из них им ни был, хорошо подготовился и отвечает все время правильно. Или же один отвечает правильно, а второй повторяет за ним — Юрис с удивлением понял, что тактика обоих Янисов одинакова — каждый из них повторяет ответы своего соперника, причем дублируются и правильные, и неправильные факты их общей биографии, что совсем удивительно — ведь настоящий Янис в любом случае ответил бы правильно. Все это происходит из-за того, что они отвечают не одновременно, сначала один, потом второй, или же наоборот, сначала второй, потом один, решает Юрис; нужно дать каждому по бумажке, чтоб они отвечали на вопросы независимо друг от друга. Но тут есть две актуальные проблемы и одна возможная. Актуальные проблемы: они все голые, находятся в пустой комнате, бумаги и карандаша нет (это первая проблема), и факты их интимной биографии скоро могут закончиться (а это вторая). Потенциальная проблема: что, если они снова будут отвечать одинаково?

Структура рассказа об этом маленьком происшествии такова, что каждое событие цепляет другое, одно предложение влечет следующее, которое опять влечет следующее и так далее, так, что нет решительно никакой возможности вставить сюда второго Яниса, вернее, того Яниса, который первым вошел в комнату. Приходится сознательно перерезать нить рассказа. Этот второй Янис, увидев первого (возможного Мариса), сначала, естественно, удивился, потом, поняв, что пришелец хочет занять его место, стал сердиться и горячиться, всячески показывая, что это именно он настоящий Янис, но, будучи немного медленным от природы (что видно уже хотя бы по тому, когда в этом рассказе о нем зашла речь), стал горячиться только тогда, когда Юрис (от природы, напротив, порывистый) понял, что тут нужно как следует разобраться. А когда порывистый человек со всем свойственным ему пылом решает, что нужно в чем-то как следует разобраться, он становится медленным, чтобы не упустить тот редкий момент, когда его порывистость изменила ему.

Раз уж нить рассказа перерезана, можно взглянуть сбоку. И что же можно увидеть? Можно увидеть, что в описанной ситуации нет ничего необычного. Много, много раз, многажды объявлялись импосторы, дети лейтенанта Шмидта, Лжедмитрии, царевичи Алексеи и т.д., пытавшиеся выдать себя за другого. Случай этот описан много, много раз, многажды. Решительно непонятно, что в этом рассказе интересного, зачем его читать.

Погодите.

Дело в том, что пока медленный и гордый своей основательностью Юрис допрашивает импосторов, кое-что происходит. Именно, происходит следующее: первый Янис (тот, который первым вернулся из туалета) встает и говорит: хватит! хватит. Я давно наблюдаю за тобой, говори, кто тебя послал. Это ты кому, синхронно удивляются Юрис и второй Янис, а первый Янис говорит: тебе. Кому именно тебе? Ну откуда я знаю, как тебя зовут, говорит он (показывая на Юриса), вот мой брат Янис (показывая на второго Яниса), а ты неизвестно кто, возможно, Марис. Я проверял, как ты себя ведешь, хотел понять, кто из вас обманщик, но по твоим тупым вопросам, не имеющим ничего общего с нашей жизнью, понял, что ты самозванец. Обрати внимание, Янис, говорит он второму Янису, что мы с тобой отвечали одинаково, близнецы не отвечали бы одинаковее, значит, у нас с тобой общее прошлое. Ну, я же говорил, что я Янис, горячо говорит второй Янис. Нет, это я Юрис, говорит первый Юрис. Ему теперь все ясно: раз некто утверждает, что он Юрис, и при этом самим Юрисом не является, то по аналогии он не является и Янисом, которым, как он заявлял ранее, он является. Или же это Янис сошел с ума, во что Юрис (первый и пока что бесспорный) не очень-то верит. Именно это первый Юрис пытается объяснить второму Янису, который, наоборот, успокоившись, что его больше не обвиняют в самозванстве, все повторяет, что ну он же говорил, что он Янис, и так оно и вышло, вот так-то! Сейчас момент его триумфа. Так или иначе, Янис (первый) и Юрис начинают спорить, кто их них настоящий Юрис, а кто самозванец, и берут в арбитры человека, который последним вошел в комнату, сказав, что он Янис. Тот, как и первый Юрис, начинает допрашивать обоих, задавая им разные вопросы из их общей жизни, и эти тоже отвечают одинаково. Так проходит довольно много времени, и атмосфера несколько накаляется.

Наконец первый Юрис говорит: окей, теперь мне все ясно. Беру свои слова назад. Конечно, ты меня раскусил. Я не Юрис. Конечно, Юрис ты. Ну да, самодовольно ухмыляется первый Янис, который на поверку оказался Юрисом. Но и он — тут его костлявый палец показывает на второго Яниса — но и он не Янис. Потому что Янис — это я. Я с самого начала притворялся Юрисом, чтобы понять, кто из вас на самом деле Юрис, чтобы вывести вас на чистую воду. Но вот его вопросы, — тут он снова костлявым пальцем указал на пришельца — но вот его тупейшие вопросы не говорят ли тебе, братец, что перед нами самозванец? обрати внимание, что мы-то с тобой отвечали одинаково, близнецы не говорили бы одинаковее, а вот он! — и снова показывает на второго Яниса, который вмиг теряет всю свою вальяжность и расслабленность и начинает дрожать под его указующим перстом.

Теперь перед Юрисом (который ранее был первым Янисом) встает непростая задача определить, кто же из двух претендентов на самом деле является Янисом: тот ли, кто когда-то называл себя Юрисом, чтобы проверить, кто из них Янис, или тот, кто с самого начала утверждал, что он Янис, оспаривая эту роль с ним самим? Мстительность могла бы заставить Юриса (бывшего Яниса) обвинить в попытке узурпаторства как раз второго Яниса (возможного Мариса), но, будучи порывистым, Юрис все-так успел вспомнить, что он спорил и с третьим Янисом (в бытность его Юрисом), так что в этом отношении оба потенциальных Яниса равны, так что надо разобраться. А когда порывистый человек со всем свойственным ему пылом решает, что нужно в чем-то как следует разобраться, он становится медленным, чтобы не упустить тот редкий момент, когда его порывистость изменила ему. И он начинает допрашивать обоих would-be Янисов, но факты семейной жизни уже заканчиваются, и он не знает, что делать.

На его счастье, тот Янис, что пока что не менял имени, вдруг говорит, что он на самом деле Юрис, и ему теперь все ясно. Самозванец — это тот, кто был первым Янисом, потом стал Юрисом, постоянно меняет свои имена, а я долго держался, говорит он своему брату Янису, бывшему первому Юрису, наконец-то все стало ясно. Я так счастлив.

Янис, бывший Юрис, был, как уже было сказано, несколько медлителен, и, как многие медлительные люди, мечтал когда-нибудь, наконец, действовать решительно. А когда медлительный человек со всем свойственной ему основательностью решает, что нужно действовать решительно, он будет действовать ОЧЕНЬ решительно, уж будьте уверены. И вот третий Янис, бывший Юрис, выхватывает пистолет (неизвестно только, откуда он оказался в этой совершенно пустой комнате) и очень решительно стреляет в самозванца, второго Яниса, возможного Мариса, который только что заявил, что он Юрис. И убивает его — наповал?

Да. Он убивает его наповал. И теперь никто не узнает, кто из них был на самом деле Янисом, а кто, возможно, удачно внедрившимся Марисом из русской разведки под прикрытием. Доподлинно мы знаем только, что человек, который в начале этой истории был Юрисом, стал Янисом, а человек, который в начале этой истории был Янисом, стал Юрисом. Так Янис и Юрис поменялись именами.

Не доверяйте никому. Берегите себя. Будьте счастливы.
 
     рвыфоалд
 
короткий диалог с граммар-наци   
10:13am 23/05/2016
  — Ты трусы одел?
— Во-первых, надел. Во-вторых, не надел.
 
     рвыфоалд
 
В желудке очень тепло   
05:07pm 20/05/2016
  Посиди у меня в желудке, ласково говорит Соня, поедая пряничного котенка, там ооочень тепло.  
     рвыфоалд
 
Знать свое место   
05:05pm 20/05/2016
  — Я сторонник старой системы воспитания! — говорю я.

— Это какой? — спрашивает Сладкая N.

— Ну... чтоб детки знали свое место.

— На троне? — спрашивает Сладкая N.

— ...
 
     рвыфоалд
 
Практический опыт над собой   
05:03pm 20/05/2016
  А вот, не написал.

27 апреля я весь день ходил, не поворачивая направо. Условие эксперимента было следующим: не поворачиваться через правое плечо. Если надо было повернуть на угол α направо, я поворачивал на уголь 2π-α налево. Пару раз забылся и не могу сказать с уверенностью, но, кажется, направо в забытьи не поворачивал.

Надо сказать, всего один такой день довольно сильно меняет сознание. Автоматически уже к середине дня (притом, что моя работа в основном сидячая) выбираешь наиболее оптимальный путь, оцениваешь расстояния и углы, сечешь, где право, а где лево; когда идешь по парку, не особо обращаешь внимание на газоны. На лестницах при подъеме (на двух из трех, по которым я сегодня поднимался) каждый раз приходится делать почти полный оборот налево. Самое большое испытание — ходить по кухне, например, собирая на стол на ужин — вертишься, как пропеллер — заставляет обратить внимание, как сложны обычные бытовые передвижения. Автоматически к концу дня также видишь зону доступности, двумерный вариант светового конуса из учебников по теории относительности. Поскольку вертеться все время не хочется, тем более, на улице, перед взорами прохожих, оцениваешь, куда можешь попасть при выбранном угле движения, а куда не можешь. Невольно начинаешь брать немного вправо, чтобы с гарантией попасть в нужное тебе место без лишних разворотов. В автобусе по тем же причинам садишься в переднюю дверь, а выходишь через заднюю. Сам собой начинаешь ходить по прямой, еще раз повторю, всегда контролируешь, где право, а где лево. Отчего-то начинают болеть ноги, скорость передвижения кажется очень маленькой. Начинаешь двигаться более экономно, использовать приставные шаги и движение назад, которые в обычной жизни почти не используешь. Помнишь все лестницы и автобусы, которыми ты сегодня пользовался, вообще лучше запоминаешь окружающий ландшафт.

Одним словом, это очень полезное упражнение и хороший опыт, всем его рекомендую. Вернее, десятью словами, конечно.
 
     роцфшвьырп: 2 рвыфоалд
 
Сериал про число π   
04:54pm 20/05/2016
  Медленное телевидение — клевая штука, особенно популярная почему-то в Норвегии. Показывают, например, как горит бревно, или как поезд едет из Осло в Берген, или как человек в реальном времени удит рыбу, а больше ничего не показывают. Недавно я смотрел ролик, вроде шотландский, а не норвежский, где бородатый чувак больше часа сидит в кресле у камина, изредка отхлебывая из стаканчика с виски.

Когда был в Питере, придумал прикольный сериал для такого медленного телевидения, с главными достоинствами дешевизной в производстве, бесконечностью (в буквальном смысле) сюжетов, а также большим разнообразием, чем, например, горение бревна.

Сериал заключается в том, что каждый день по часу один и тот же человек (желательно) сидит в студии и читает цифры числа π. Люди будут спешить, например, к своим телевизорам, ровно в шесть часов, чтобы не пропустить новую порцию цифр, некоторые будут конспектировать, потом, например, искать закономерности, как в судоку, или декодировать Зогар.

Могут образоваться актерские династии, передающие из поколения в поколение эстафету числа π, конкурирующие каналы могут, например, начитывать число e, или пропорцию Золотого сечения, или корень из двух, или синус единицы. Появятся новые форматы, hardcor-вариант, например, в котором каждая серия состоит из ОДНОЙ цифры числа π, или light — число π транслируется бегущей строкой на фоне горящего бревна.

Потом это станет популярным, число π станут начитывать сначала популярные ученые типа Перельмана, Докинза или Хокинга (население все время будет путать двоих последних), затем писатели, актеры, поп-дивы, Криштиану Роналду и т.д., чтоб быть в тренде. Появятся анимированные серии, шарлатаны будут спойлерить, франшиза перейдет в реал, будут продаваться, например, бесконечные матрешки-смешарики с символикой "Зенита" и цифрами числа π одна внутри другой, книжки "Все цифры таинственного числа π на трех страницах", ну и т.д. Форматы будут упрощаться, всем будет лень смотреть, что будет дальше, и π сначала сократится до 3.1415926459045, потом до 3.141592645904, потом до 3.1415926459, потом СРАЗУ до 3.1415926, потом до 3.141593, потом до 3.14159, потом до 3.1416, потом до 3.142, потом до 3.14, потом до 3.1, потом до 3, а потом для простоты счета его будут считать равным 4, опять же степень двойки, легко делить на всех и устраивать веселые игры, а круг, для корректности — квадратом. Потом опомнятся, и круг снова станет кругом, а π останется равным четырем.

В итоге все опять ухудшится, объединенные силы пластмассы и энтропии снова победят. Моя прекрасная маленькая идея превратится в Галимую Попсу (это случится уже давно, в начале прошлого абзаца), и все будут считать, что они дико образованные, но при этом думать, что π=4.

Такова судьба всех великих идей.
 
     роцфшвьырп: 4 рвыфоалд
 
Индейская пословица   
04:52pm 20/05/2016
  Если достаточно долго сидеть на берегу и смотреть на реку, то река станет смотреть на тебя.  
     рвыфоалд
 
Прогулка в шлемах   
01:47am 24/04/2016
  Пришло время рассказать про мои шлемы, как я тут живу в Риге.

Выходя из дому, я всегда как бы надеваю на голову шлемы — штук двадцать девять или тридцать, не меньше. Это такие специальные шлемы. Все начинается со спуска по крутой лестнице — в прихожую, одеться, толкнуть стеклянную дверь, пройти по коридору, развернуться направо, вновь спуститься, вновь через стеклянную дверь, на улицу. Эта часть пути относительно безопасна, если, конечно, не стукнуться головой о перила или о нижнюю часть лестницы, но это сделать довольно сложно. Недавно, правда, установили еще один роутер под лестницей, он шумит примерно как маломощный пылесос или посудомоечная работа, и, возможно, разбивает мой первый шлем (я не знаю, потому что шлемов всегда беру с запасом, и относительно некоторых шлемов не уверен). В общем, будем считать, что до улицы я добираюсь без потерь, ноль шлемов.

На улице мне нужно повернуть налево, дойти до угла, снова повернуть налево, дойти до угла, снова повернуть налево, дойти до угла, снова повернуть налево, дойти до угла забора, и снова повернуть налево, если я хочу, скажем, попасть на остановку. Налицо явная асимметрия, налево выигрывает у направо со счетом пять-ноль. Перед последним поворотом налево, территориально ближе к предпоследнему, есть калитка, когда она открыта, можно выйти из дома прямо, дойти до угла, потом свернуть направо, дойти до угла, потом снова свернуть направо и дойти до угла, зато потом дважды свернуть налево, или трижды, в зависимости от того, собираюсь ли я на остановку. Этот маршрут можно назвать Путь2, он для правой стороны тоже не выигрышный, но хоть не такой позорный, как Путь1, описанный выше. Путь1 будем считать базовым вариантом и описывать только его.

От первого Поворота Налево до угла и Второго Поворота налево имеется одна опасность (я не считаю здесь говорящих по-нерусски людей, даже доброжелательных, соседей, кошек, крыс, и прочего движимого эээ имущества; вероятность встретить их именно на этом участке, как и на любом другом отдельном невелика (кроме особо оговоренных случаев), хотя каждый раз где-нибудь кого-нибудь да встретишь; каждая такая встреча в среднем лишает меня одного шлема; такие встречи я не описываю, ввиду того, что описывать динамические объекты в целом сложнее, чем статические). Опасность между Первым и Вторым поворотом — огромный каштан, растущий во дворе. Он просто ОГРОМНЫЙ, как баобаб. С него постоянно сыплются какие-нибудь ветки, листья, в августе и сентябре — плоды, он олицетворяет одновременно и Мировое Древо здешнего микрокосма, и, одновременно, в какой-то степени, Хаос. Кстати, в основе почти любого мира есть Мировое Древо, а любое дерево — не монолит, оно разрушается и растет, увеличивая энтропию, что, кажется, доказывает, что хаос есть состояние мира, заложенное в самой его природе. Проходя мимо этого каштана, я каждый раз теряю минимум один шлем, тем или иным образом, то веточка упадет рядом, то изменения двора по сравнению со вчерашним днем слишком сильны. Но этот участок еще сравнительно близкие окрестности, и я ничего против него не имею.

Следующий участок — до Третьего Поворота — характеризуется тем, что нужно пройти мимо Шлагбаума — это самый безопасный участок, потому что Шлагбаум очерчивает границы нашего мира, чужие здесь редко ездят, у всех кто надо есть пульт для его открытия, несанкционированное проникновение затруднительно и маловероятно. Конечно, может так случиться, что шлагбаум стукнет меня по голове, или один из соседей или врачей может слишком резко заехать внутрь и сбить меня, но вероятность этого мала, и так пока еще ни разу не случалось. Хотя, конечно, размышление об этом может разрушить или хотя бы ослабить один из моих шлемов, примерно как разрушает или ослабляет его новый роутер, шумящий, как посудомоечная машина.

На Третьем повороте при выезде на улицу иногда стоит мусорный контейнер — коммунальные службы выкатывают его со двора, чтобы мусороуборочная машина позже могла, не въезжая во двор, опорожнить его или заменить на новый. Такое положение дел меня более чем устраивает, хотя, конечно, запах от контейнера иногда может и повредить один из моих таких хрупких шлемов.

На участке между Третьим и Четвертым поворотами налево начинаются опасности, причем не постепенно, а сразу. Во-первых, дорога. Во вторых, люди. Бывает так: идешь по этой дороге (под словом "идешь" я подразумеваю то же самое, что подразумевает большинство населения этой прекрасной планеты, но с другой интенсивностью, видимо: пять шагов — это полноценная и длительная прогулка, про нее можно сказать "идешь" в продолженном времени, что, предполагаю, отличается от оценки остальных. Предполагаю, такая же разница в интенсивности характерна и для восприятия остальных, по крайней мере, чувственных ощущений: видеть, слышать и т.д.), — так вот, идешь по этой дороге и вдруг слышишь ужасный нарастающий грохот, примерно, как грохот от поезда, но больше похожий на грохот телеги по булыжнику. Люди вокруг (их неприлично много, я расскажу позже, почему), кажется, не обращают на этот грохот никакого внимания, а он все нарастает и нарастает, и, наконец, становится совершенно невыносимым, так, что приходится бросаться на землю и прижиматься к стене, чтоб тебя не смело этой волной шума и приближающимся неведомым транспортным средством, и люди, которых, как я сказал, неприлично много, смотрят на тебя как на дурака, потому что, видимо, привыкли к такому шуму и автоматически принимают меры предосторожности, не столь ярко выраженные, как у меня, — и правда, шум вдруг стихает, как будто мимо только что пронесся вагон метро, но, как я сказал, громыхая, как колымага. От этого всего мои шлемы теряются — и от шума, и от резких движений, и от презрения прохожих, которые смотрят на меня как на дурака. Кстати, презрение это никак не проявляется, они делают вид, что не замечают того, как я бросаюсь на землю и прижимаюсь к стене, но в глубине души, полагаю, они презирают меня. Тут нет никаких убеждений, свойственных для сумасшедших, которые вдруг имеют какое-то мнение относительно мнений прочих людей, чистая логика: я бы презирал. К тому же все люди здесь очень нервные, и только балтийская сдержанность не дает им показать этого.

Нервных людей на этом участке неприлично много вот по какой причине: тут находится медицинская лаборатория, куда больные (или предполагаемые больные) приходят сдавать свою кровь, мочу и прочие выделения, — кстати, большинство их них заразно, это тоже лишает меня шлемов, я об этом раньше не думал, а теперь подумал, и придется вооружаться дополнительными шлемами. Далее на углу, на Четвертом повороте находится аптека, aptieka, и это тоже увеличивает концентрацию больных в этом районе. Учтите, что в этом доме находится также докторат, с семейными врачами, зубными врачами, окулистом, психологами, студией аэробики — и вы поймете, сколько больных вокруг моего дома, как опасно там находиться.

За Четвертым поворотом, как я сказал, находится калитка, которой владеют владельцы студии аэробики, закрывающие ее при первой возможности — я даже не пытаюсь сразу пройти в нее, хотя это сэкономило бы мне путь, потому что если она будет закрыта (а вероятность такая есть всегда) — это минус шлем. Так что я просто иду мимо этой калитки. Концентрация больных здесь поменьше, зато есть новая опасность — дорога, на которую я сворачиваю, вымощена брусчаткой, что увеличивает для транспортных средств вероятность дернуться направо или налево (смотря в какую сторону едут) и задавить меня. Волнения по этому поводу съедают у меня еще один шлем, тем более, что бывают и такие случаи: например, я слышу шум, не такой ужасный, как на предыдущем участке, несмотря на брусчатку, и даже несколько другой природы — соблюдая предосторожность, отхожу слегка в сторону, памятуя о презрении больных к моим эскападам около лаборатории — и вдруг что-то проносится мимо меня, едва не задевая, а иногда и задевая, и, естественно, снимая с меня еще несколько шлемов, от того, что я впечатываюсь в ограду.

Ну и так далее. Встреча (особенно неожиданная) с любым млекопитающим, как я уже сказал, лишает меня шлемов, независимо от высокоорганизованности этого млекопитающего. К моменту, когда я дохожу до трамвайной остановки, я теряю примерно сорок шлемов, но к тому времени у меня уже вырабатывается некоторый иммунитет, меня обволакивает мыльная пленка, подобная той, что обволакивает каждого, например, в Москве, и в трамвае я даже могу проехать несколько остановок, не потеряв ни одного шлема. Есть риск потерять шлем в случае беспокойства по поводу кондукторов и пробил ли я билет, но если сосредоточиться, то нет, уже нет. Самый опасный участок — это пять поворотов влево после выхода из парадного и единственного. Описание пути по нему занимает гораздо больше времени, чем сам путь, даже прочтение, полагаю, дольше.

Есть множество нюансов, которые я тут не описал, как то: иду ли я один или с кем-нибудь, что ждет меня впереди, что было со мной только что позади (во времени и пространстве), каково мое психическое и физическое состояние, каково психическое состояние ноосферы или физическое состояние атмосферы и так далее, но моя типичная прогулка в шлемах — вот такая. Нужно не меньше пятидесяти шлемов, чтобы только дойти до остановки, а учитывая путь туда, нахождение там целый день и путь обратно — каждый день тратится не менее пятисот шлемов.
 
     рвыфоалд
 
Как я беспокоюсь за Вовку   
12:05am 21/04/2016
  Я привык беспокоиться за Вовку, и я даже знаю, когда это началось.

Однажды ночью мы кидали кабель из зоны А в зону В Главного Здания МГУ. Я был комендантом мехмата, Вовка носил звание рабочего, но кабель мы кидали незаконно, пользуясь служебным положением. Мы открыли дверь из зоны Б в зону А, зашли в комендантскую, взяли ключи от аудитории 14-08, открыли аудиторию 14-08, заперлись в ней, открыли окно, вылезли на крышу. Чтобы нелегально кинуть кабель в зону В, нужно было пройти по крыше зоны А, потом по довольно узкому карнизу пройти на крышу зоны В, и там куда-то его дать, кому-то его спустить. Может быть, у нас была с собой дрель, и надо было просверлить отверстие в крыше. Я не представлял, как это — кинуть кабель, я воображал это в каком-от буквальном смысле, например, нас кто-то будет ждать на крыше зоны В, мы подойдем к этому карнизу, кинем чувакам кабель, они скажут нам спасибо, и все — кабель кинут.

Но нет, на крыше зоны В нас никто не ждал. Была зима, дул ветер, было довольно холодно, и пока я раздумывал, кинуть кабель и уйти или просто уйти, Вовка сказал "Погоди-ка", взобрался на бортик на крыше зоны А, потом на карниз, на бортик на крыше зоны В, и куда-то ушел, не видно было, куда, потому что между зонами была специальная башенка, загораживающая обзор, которую частично и огибал этот карниз. Была, как я уже отметил, зима, была ночь, и карнизы были довольно скользкие. Я испугался за Вовку уже когда он был в безопасности, и потом боялся все время, пока его не было, и когда он вернулся, не стал смотреть, как он идет по карнизу обратно. Вот так я впервые испугался за Вовку, и как-то потом стал за него все время беспокоиться.

Я этого не совсем, видимо, осознавал, оно все время было на краю сознания, но было. То он в поход пойдет, и там его знакомый погибнет, то напарник по байдарке, подныривая, стукнется каской о бревно, то еще одного его знакомого просто зарежут в Крыму, то другой его приятель сопьется. Это стало привычно, но никуда не девалось, даже когда Вовка перестал ходить на Мзымту — можно было взамен беспокоиться, что он растолстел и т.д.

И вот опять. И вот опять. Снился ужасный сон. Будто бы все как-то купаются на берегу реки, как будто в пионерском лагере, что ли, и есть какая-то пионервожатая, что ли, но не старше остальных, просто по статусу непререкаемо выше, даже не по статусу, а по отношению к жизни, ну вот как взрослый среди детей. Старше-то она старше, но ей все по фигу, лежит на ш-злонге, загорает, смотрит, как все тусуются. Может быть, в солнечных очках и курит. Я на все это смотрю со стороны, с берега, и сам по сравнению с этой пионервожатой на следующей ступеньке иерархии, как пионервожатая по сравнению с остальными детьми, но по возрасту тоже не отличаюсь. А все остальные — Вовка там, Леха, вроде, девчонки, какие-то незнакомые люди — они все самые низкие по статусу. Веселятся, как дети, чего-то там играют, пионервожатая покрикивает на них для порядка, но видно, что ей все по фигу. И вот они устроили такую игру — кто лучше нырнет. Все нырнули на счет раз-два-три и вынырнули, а Вовка нырнул и не вынырнул. Все чего-то как-то не поняли, что происходит, а я быстро сообразил, и бегом в воду. Там очень мелко, специально лягушатник такой построили, дети же, но очень, очень илисто. В этом иле Вовка и застрял, он же тяжелый, толстый, упал на дно, как торпеда, и не может выбраться. Все вместе как-то его вытащили, он покрутил башкой и снова давай вместе со всеми тусоваться. Пионервожатой же все пофиг. Детки опять стали играть, расшалились, и снова стали нырять, и не успел я опомниться, как Вовка опять нырнул и опять застрял. Пионервожатой все до пизды, пизде. Я бегу снова в этот ил, поднимаю его, а он пуще прежнего застрял, и тяжелый такой, сложно его вытащить, несколько раз сам чуть не захлебнулся, но вроде вытащили. Теперь уж он головой вертеть не стал, а стал недвижимо лежать — ну, вроде, пронесло, может, искусственное дыхание сделали, но откачали.

Потом я этот сон отказался дальше смотреть, но тяжелое чувство осталось. Вот как сильно я беспокоюсь за Вовку.
 
     рвыфоалд
 
Не спугни вдохновение   
01:42am 10/03/2016
  Договорились сейчас с малолетним (7 лет) Л., что он может не спать в своей комнате, если его будет не видно и не слышно.

В половине двенадцатого слышу какие-то звуки из его комнаты. Захожу — он сидит на коленях перед чистым листом бумаги с каким-то вдохновенным видом, подняв правую руку так, будто в ней есть кисть (но в ней нет кисти, и вообще он левша).

Я начинаю привычно нудеть, что, мол, Л., помнишь, мы договаривались, что ты не спишь только если тебя не видно и не слышно, но сейчас тебя было очень хорошо слышно, поэтому, Л., давай-ка иди спать.

На что Л. мне очень хладнокровно отвечает:

— Тихо, папа! Не спугни мне вдохновение.

Что тут поделать? Пришлось ретироваться.
 
     рвыфоалд
 
Христианским духом пахнет   
01:59am 02/03/2016
  Читаю классические норвежские сказки Асбьорнсена и Мо. Очень похожи на русские, по значению примерно как Афанасьев. В частности, есть аналог сказки про Серого Волка. Там волк тоже просит героя накормить себя конем героя, и за это обещает сам возит героя на себе.

Но и тут есть, как говорится, свои нюансы. Вместо Кащея Бессмертного тут Великан без сердца, и вместо кащеевой смерти героиня ищет сердце Великана. Нюанс в том, что когда Кащей говорит "Фу-фу-фу, русским духом пахнет", Великан говорит "Фу-фу, пахнет христианской кровью".
Не знаю, о чем это говорит, но, возможно, о чем-то говорит.
 
     рвыфоалд
 
Черная дыра как исследование   
01:27pm 29/02/2016
  В Википедии хорошо написано про процессы, которые возникают при подлете к Чорной Дыре:
"С точки зрения удалённого наблюдателя, падение в чёрную дыру будет выглядеть иначе. Пусть, например, тело будет светящимся и, кроме того, будет посылать сигналы с определённой частотой. Вначале удалённый наблюдатель будет видеть, что тело, находясь в процессе свободного падения, постепенно разгоняется под действием сил тяжести по направлению к центру. Цвет тела не изменяется, частота детектируемых сигналов практически постоянна. Но когда тело начнёт приближаться к горизонту событий, фотоны, идущие от тела, будут испытывать всё большее и большее красное смещение, вызванное двумя причинами: эффектом Доплера и гравитационным замедлением времени — из-за гравитационного поля все физические процессы с точки зрения удалённого наблюдателя будут идти всё медленнее и медленнее. Расстояния также будут восприниматься по-разному. Удалённому наблюдателю будет казаться, что тело в чрезвычайно сплющенном виде будет замедляться, приближаясь к горизонту событий и, в конце концов, практически остановится. Частота сигнала будет резко падать. Длина волны испускаемого телом света будет стремительно расти, так что свет быстро превратится в радиоволны и далее в низкочастотные электромагнитные колебания, зафиксировать которые уже будет невозможно. Пересечения телом горизонта событий наблюдатель не увидит никогда, и в этом смысле падение в чёрную дыру будет длиться бесконечно долго.

Есть, однако, момент, начиная с которого повлиять на падающее тело удалённый наблюдатель уже не сможет. Луч света, посланный вслед этому телу, его либо вообще никогда не догонит, либо догонит уже за горизонтом. Кроме того, расстояние между телом и горизонтом событий, а также «толщина» сплющенного (с точки зрения стороннего наблюдателя) тела довольно быстро достигнут планковской длины и (с математической точки зрения) будут уменьшаться и далее. Для реального физического наблюдателя (ведущего измерения с планковской погрешностью) это равносильно тому, что масса чёрной дыры увеличится на массу падающего тела, а значит радиус горизонта событий возрастёт, и падающее тело окажется «внутри» горизонта событий за конечное время."

Мысленно замените термины, означающие движение ("падение в", "пересечение") словами, обозначающими процесс выполнения, слова "черная дыра / центр черной дыры" словом "законченное исследование", слово "тело" словом "исполнитель", слова "горизонт событий" словами "работа, которую нужно выполнить к дедлайну", слова, обозначающие сигналы (фотоны / сигналы / лучи света и т.д.) словами "имэйлы / телефонные звонки", слова "масса" и "радиус" — примерно словами "проблемы, стоящие перед", — и вы поймете, как устроена работа исследователя.

С точки зрения самого исследователя процесс выполнения исследования выглядит совсем просто:
"В некоторый момент собственного времени тело пересечёт горизонт событий. С точки зрения наблюдателя, падающего вместе с телом, этот момент ничем не выделен, однако возврата теперь нет. Тело оказывается в горловине, сжимающейся столь быстро, что улететь из неё до момента окончательного схлопывания (это и есть сингулярность) уже нельзя, даже двигаясь со скоростью света".
 
     рвыфоалд
 
Волосатая ягода   
12:11am 29/02/2016
  Давно висит открытая вкладка, никак не могу ее закрыть. После того, как я побывал в Исландии, я читаю всякие исландские новости (и, кстати, Исландия мне нравится все больше, по сравнению с тем, как она нравилась мне сразу по возвращении).

Так вот, в одной из статей рассказано про исландские заимствованные слова. Исландцы очень не любят брать чужие слова, в этом отношении они еще хуже французов. Французы, например, для иностранных слов используют кальки, а исландцы просто приспосабливают чужие реалии, не сказать даже, что переводят по смыслу. В статье рассказывается про борьбу между транскрибированием новых слов и их, так сказать, старых значений.

Так, за честь обозначать банан сейчас борются банальный banani и bjúgaldin, или "фрукт-сосиска". Banani проигрывает в том числе потому, что в дательном падеже и с определенным артиклем он будет звучать смешно: banönunum или bönununum. Киви будет kíví или loðber, т.е. "волосатая ягода". За обозначение помидора спорят tómatur и rauðaldin (“красный фрукт”).

Далее, слово "коктейль" переводится как kokteill, или как hanastél, что и означает "петушиный хвост" (ради разнообразия калька). Юмор здесь в том, что hani связано с hæna, курица (англ. hen), слово, используемое также для чувака, который пьянеет от малого количества выпивки. Я вижу в этом некоторую иронию.

Наконец, относительно пиццы. Она переводится как flatbökur (люди, разумеющие английский, конечно, догадаются, что это "плоский пирог"). Можно сказать, что это еще pítsa или pizza. Несмотря на то, что согласно согласно реформе 1973-го г. “z” везде меняется на “s”, в этом слове ее менять нельзя —потому что получится pissa, глагол, значащий одно и то же в исландском, английском и русском.

На этом у меня про эту статью все. Там еще есть немного про туалет, но, кажется, вообще неинтересно. Теперь я могу с чистой совестью убить вкладку.
 
     роцфшвьырп: 1 рвыфоалд